"КАПИТАЛ"

"КАПИТА́Л"
главный труд Маркса, к-рый раскрывает экономич. законы движения капитализма и доказывает неизбежность его гибели и победы социалистич. революции. Ленин говорил о "К." как о "... величайшем политико-экономическом произведении нашего века..." (Соч., т. 2, с. 11). В то же время "К." является выдающимся философским и историческим исследованием. "С тех пор как на земле существуют капиталисты и рабочие, – писал Энгельс, – не появлялось еще ни одной книги, которая имела бы такое значение для рабочих..." (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 16, с. 240).
История создания "Капитала". Созданию своего экономич. учения Маркс посвятил 40 лет жизни – с 1843 по 1883. Эту работу Маркс рассматривал как важнейший партийный долг перед рабочим классом и его коммунистич. авангардом. В письме Иосифу Вейдемейеру Маркс писал: "Я надеюсь добиться для нашей партии научной победы" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., т. 25, 1934, с. 239). Уже в работах 40-х гг. 19 в. "Экономическо-философские рукописи 1844 года", "Нищета философии" (1847), "Наемный труд и капитал" (1849), "Речь о свободе торговли" (1848), "Манифест коммунистической партии" (1848) Маркс и Энгельс положили начало теоретич. анализу анатомии бурж. общества, свойственных ему классовых антагонизмов, раскрыли неизбежность периодич. кризисов, являющихся выражением непримиримых противоречий капитализма. В этих работах подвергнуты рассмотрению весьма важные стороны капита-листич.произ-ва.
Основы своей теории прибавочной стоимости Маркс заложил в 50-е гг. 19 в., когда он переехал в Лондон после поражения революции 1848–49. В 1857–58 Маркс создал обширную экономическую рукопись, опубликованную Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС в 1939–41 на языке оригинала под названием "Основные черты критики политической экономии (черновой набросок)", В ней Маркс впервые исследовал двойственный характер труда, рабочую силу как товар, постоянный и переменный капитал, дал науч. объяснение происхождения прибавочной стоимости.
Экономич. рукопись 1857–58 представляет собой первоначальный вариант "К.". В 1859 Маркс издал книгу "К критике политической экономии" в качестве первого выпуска своего основного труда.
Продолжая работу над след. выпусками "К критике политической экономии", Маркс создал рукопись 1861–63. Разработав в этой рукописи ряд проблем, относящихся к содержанию трех томов "К.", Маркс в остальной части рукописи подверг подробному критич. анализу историю теории прибавочной стоимости. Т.о., экономич. рукопись 1861–63 явилась первым систематически разработанным наброском всех четырех томов "К.". Идея о разделении всего труда на четыре тома с общим заголовком "К." постепенно оформилась у Маркса в процессе работы над этой рукописью.
В течение 1863–65 Маркс заново написал текст 1-го т. и значит, часть текста двух последних томов "К.". В 1866 он приступил к непосредств. подготовке к печати 1-го т., к-рый вышел в свет в сентябре 1867. В последующие годы Маркс продолжал работать над остальными томами "К.". Он подготовил к печати 2-е нем. издание 1-го т. (1872) и отредактировал перевод 1-го т. на франц. язык (франц. перевод выходил отдельными выпусками в 1872–75). Подготовить к печати 2-й и 3-й тт. "К." Маркс не успел. После смерти Маркса Энгельс выполнил огромную работу по подготовке к печати 2-го и 3-го тт. "К.", к-рые были им изданы соответственно в 1885 и 1894. Кроме того, Энгельс выпустил в свет 3-е и 4-е нем. издания 1-го т. (1883 и 1890) и отредактировал перевод 1-го т. на англ. язык (англ. издание появилось в 1886); Энгельс выпустил также 2-е нем. изд. 2-го тома "К." (1893). Ленин писал о 2-м и 3-м тт. "К.":"... Эти два тома "Капитала" – труд двоих: Маркса и Энгельса... Энгельс соорудил своему гениальному другу величественный памятник, на котором невольно неизгладимыми чертами вырезал свое собственное имя" (Соч., т. 2, с. 11). В письмах 1883–95 Энгельс неоднократно упоминал о своем намерении выпустить "Теории прибавочной стоимости" в виде заключитю тома "К.". Однако смерть помешала Энгельсу сделать это. "Теории прибавочной стоимости" были впервые опубликованы в 1905–10 Каутским, к-рый допустил произвольные перестановки и значит. сокращения текста. Полное науч. издание "Теорий" в качестве 4-го тома "К." было осуществлено Институтом марксизма-ленинизма при ЦК КПСС в 1955–61.
Г. Багатурия, В. Выгодский. Москва.
Экономическое содержание "К а п и т а л а". В "К." Маркс дает "...образец научного анализа одной – и самой сложной – общественной формации по материа-листическому методу, образец всеми признанный и никем не превзойденный" (Ленин В. И., Соч., т. 1, с. 125). В 1-м томе исследуется непосредственный процесс капиталистич. произ-ва. Маркс начинает свое исследование с анализа товара как экономич. клеточки бурж. общества. Обмен товаров является исходным фактом, к-рый позволяет проникнуть в структуру товарного произ-ва и открыть его законы. Анализ движения товаров показал, что товар является единством потребительной стоимости и стоимости. Открыв, что двойственная природа товара определяется двойственным характером труда, Маркс исследовал формы стоимости. Это дало Марксу возможность объяснить, почему овеществленный в товаре труд принимает форму стоимости. Он показал, что стоимость и товарная форма продукта труда "... это – лишь определённое общественное отношение самих людей..."("Капитал", т. 1, 1955, с. 79),характерное только для товарного произ-ва. Маркс раскрыл это отношение, проанализировав процесс труда в целом. При товарном произ-ве труд имеет одновременно частный и обществ. характер. С одной стороны, каждый товаропроизводитель осуществляет свой процесс труда обособленно от труда других товаропроизводителей, С другой стороны, процесс труда отдельного товаропроизводителя составляет звено в системе обществ. разделения труда. В целом же обществ. процесс труда в товарном произ-ве складывается из частных процессов труда, взаимосвязанных в системе обществ. разделения труда. Такая форма обществ. процесса труда и обусловила отношения стоимости.
Историч. предпосылками возникновения капитала были "... товарное производство и развитое товарное обращение, торговля" (там же, с. 153). Поэтому исследование товарного произ-ва является необходимым условием изучения движения капитала. Анализ всеобщей формулы капитала (Д – Τ – Д) показывает, что капитал есть самовозрастающая стоимость. Процесс самовозрастания стоимости заключает в себе противоречие: стоимость не может возникнуть в обращении, хотя она возникает через обращение. Это свидетельствует о том, что в обращении капитала участвует особый товар, обладающий такой потребительной стоимостью, к-рая способна производить стоимость и притом большую, чем его собственная. Таким товаром является рабочая сила. Потребление товара "рабочая сила", связанное с самовозрастанием стоимости, и есть процесс капиталистич. произ-ва.
Маркс показал, что капиталистич. произ-во есть, с одной стороны, процесс труда, создающий потребительную стоимость товара, а с другой – процесс возрастания стоимости. Благодаря раскрытию двойств. характера труда Маркс выявил различную роль двух частей капитала: одной части, воплощенной в средствах произ-ва, и другой части, обращенной на покупку рабочей силы, – в процессе самовозрастания капитала.
Средства произ-ва – необходимое условие создания продукта, стоимость их переносится на товар конкретным трудом рабочего. Эта часть капитала не изменяет своей величины и наз. постоянным капиталом. Другая часть капитала, израсходованная на покупку рабочей силы, изменяется в процессе капиталистич. произ-ва и потому наз. переменным капиталом. Рабочий производит стоимость, равную стоимости рабочей силы, и нек-рый излишек сверх величины авансированного капитала – прибавочную стоимость. Из деления капитала на постоянный и переменный следовало, что условия произ-ва, деньги и товар, как таковые, не являются капиталом. Капитал есть специфич. производств. отношение эксплуатации, принимающее вещную форму производительного, товарного и денежного капитала. Следовательно, процесс возрастания стоимости есть экономич. отношение между капиталистом и наемными рабочими в непосредств. процессе произ-ва. Капиталист не совершает труда, его функцией является применение постоянного капитала и потребление наемной рабочей силы для произ-ва прибавочной стоимости. Капиталист функционирует как носитель процесса возрастания стоимости, т.е. является субъектом капиталистич. произ-ва. Функцией же рабочего является создание стоимости и прибавочной стоимости. Т. о., Маркс показал, что различие между рабочим классом и классом капиталистов состоит прежде всего в осуществлении ими этих взаимно-противоположных функций в непосредственном процессе произ-ва.
Раскрыв капитал как отношение эксплуатации, к-рое выражается в форме стоимости, порождающей прибавочную стоимость, Маркс превратил политич. экономию капитализма в науку. Ленин охарактеризовал учение о прибавочной стоимости как "...краеугольный камень экономической теории Маркса" (Соч., т. 19, с. 6). Установление сущности процесса самовозрастания стоимости дало возможность Марксу проанализировать процесс эксплуатации не только в его качеств., но и в его количеств. определенности. Маркс доказал, что развитие капиталистич. произ-ва, связанное с ростом производительности труда, приводит к повышению степени эксплуатации наемных рабочих. Исторически капиталистич. произ-во проходит три стадии в своем развитии. Это – простая кооперация, мануфактура и машинная пром-сть.
Анализируя. стадии развития капиталистич. произ-ва, Маркс показал качеств. отличие производит. сил капитализма от производит. сил предшеств. эпох. Он раскрыл специфич. характер процесса труда, рабочей силы и средств труда в капиталистич. произ-ве. Процесс труда при капитализме имеет общественно-комбинированную форму, т.е. представляет собой совместную деятельность многих лиц в связанных между собой процессах труда. В общественно-комбинированном процессе труда производителем является не отдельный, а совокупный, комбинированный рабочий. Это – совокупность многих частичных рабочих, к-рые выполняют разнородные, но взаимно дополняющие операции. Между ними существует характерное для капитализма разделение труда, особым видом к-рого является разделение между умственным и физич. трудом. Специфич. характер при капитализме имеют и средства труда. Система машин образует объективный производств. механизм, к-рый приводится в движение совместными действиями многих лиц. При этом машины обусловливают не только общественно-комбинированный процесс труда в пределах индивидуального капитала, но и предполагают исторически конкретный тип разделения труда в масштабах всего общества. Совершенное Марксом открытие, что капитал как совокупность специфич. обществ. отношений определяется особой историч. формой процесса труда, явилось конкретным теоретич. выражением основной закономерности развития общества – зависимости производств. отношений от характера производит. сил.
Исследовав все составные объективные и субъективные факторы производит. капитала, Маркс подверг анализу процесс капиталистич. воспроизводства. Маркс установил, что простое и расширенное воспроизводство капитала есть воспроизводство не только веществ, факторов произ-ва, но и капиталистич. производств. отношений. Анализ простого воспроизводства показал, что собственность капиталиста на условия произ-ва как по своему веществ, содержанию, так и по экономич. форме в конечном счете является продуктом процесса произ-ва; отношения между капиталистом и рабочим в непосредств. производстве определяют распределение условий произ-ва: отсутствие средств произ-ва у рабочего и наличие их в собственности капиталиста. Т.о., характерный для простого товарного произ-ва закон собственности, основанный на личном труде товаропроизводителя, превращается в закон капиталистич. присвоения, основанного на применении и эксплуатации наемного труда.
Воспроизводство отношений между капиталистом и наемным рабочим отделяет рабочего не только от средств произ-ва, но и от всего произведенного им продукта. При этом заработная плата является превращенной формой таких отношений между капиталистами и наемными рабочими, к-рые позволяют эксплуатировать рабочих с помощью произведенного ими продукта.
Капитал не может осуществлять своего движения без накопления, т.е. без превращения части прибавочной стоимости в дополнит. капитал. Накопление воспроизводит капиталистич. производств. отношения в расширенном масштабе. Процесс накопления с неизбежностью ведет к образованию резервной армии безработных, к-рая давит на занятую часть рабочих, снижая заработную плату до стоимости рабочей силы и даже ниже этой стоимости. "Чем больше общественное богатство, функциони- рующий капитал, размеры и энергия его возрастания, а следовательно, чем больше абсолютная величина пролетариата и. производительная сила его труда, тем больше промышленная резервная армия... Но чем больше эта резервная армия по сравнению с активной рабочей армией, тем обширнее постоянное перенаселение, нищета которого обратно пропорциональна мукам его труда. Наконец, чем больше нищенские слои рабочего класса и промышленная резервная армия, тем больше официальный пауперизм. Это – абсолютный, всеобщий закон капиталистического накопления" (Маркс К., Капитал, т. 1, с. 650). Этот закон ведет к постоянному усилению эксплуатации, к относительному и абсолютному обнищанию пролетариата.
Подвергнув анализу т.н. "первоначальное накопление" – предысторию капитализма, содержанием к-рой является создание историч. предпосылок капиталистич. способа произ-ва, Маркс дает свою знаменитую характеристику исторической тенденции капиталистич. накопления: "Частная собственность, добытая трудом собственника, основанная, так сказать, на срастании отдельного независимого работника с его орудиями и средствами труда, вытесняется капиталистической частной собственностью, которая покоится на эксплуатации чужой, но формально свободной рабочей силы... Теперь экспроприации подлежит уже не рабочий..., а капиталист, эксплуатирующий многих рабочих. Эта экспроприация совершается игрой имманентных законов самого капиталис-тического производства, путём централизации капиталов... Централизация средств производства и обобществление труда достигают такого пункта, когда они становятся несовместимыми с их капиталистической оболочкой. Она взрывается. Бьёт час капиталистической частной собственности. Экспроприаторов экспро-приируют" (там же, с. 765–66).
В 1-м т. Маркс исследует непосредств. процесс капиталистич. произ-ва. Он берет производит. капитал как одну из стадий движения индивидуального капитала, а индивидуальный капитал – как составную часть всего обществ. капитала в его самодвижении.
Во 2-м т. исследуется гл. обр. процесс обращения капитала, а непосредств. процесс произ-ва берется как момент движения капитала. Маркс устанавливает связь обществ. производств. отношений с движением материальных факторов произ-ва в полном обороте капитальной стоимости. Он показывает, как данная связь находит свое выражение в годовой норме прибавочной стоимости, и раскрывает законы обращения прибавочной стоимости в индивидуальном капитале. Анализ обращения индивидуальных капиталов служит предпосылкой исследования законов обращения обществ. капитала. Маркс всесторонне исследовал процесс воспроизводства всего обществ. капитала. Маркс установил, что обществ. произ-во делится на произ-во средств производства (I подразделение) и произ-во предметов потребления (II подразделение). Он открыл законы обращения составных частей капитала (с, m, v) внутри подразделений и между ними. Воспроизводство и обращение обществ. капитала осуществляются стихийно. Это вызывает непроизводительные затраты труда, уничтожение материальных ценностей и замедляет темпы развития обществ. произ-ва. Диспропорции в развитии произ-ва являются одной из важнейших предпосылок возникновения кризисов в капиталистич. обществе. Вторым томом "К." заканчивается изучение двух относительно самостоят. моментов движения обществ. капитала: произ-ва и обращения.
В 3-м т. ("Процесс капиталистического производства, взятый в целом") обществ. капитал исследуется во всей совокупности связей, определяющих его самодвижение. Здесь подвергаются анализу конкретные формы проявления капиталистич. отношений на поверхности бурж. общества. Прибавочная стоимость выступает в превращенной форме прибыли, а норма прибавочной стоимости – в превращенной форме нормы прибыли. Получение прибыли – побудит. мотив всей деятельности капиталиста. В результате перераспределения присвоенной прибавочной стоимости между капиталистами в соответствии с величиной их капиталов прибыль превращается в среднюю прибыль, а стоимость – в цену произ-ва. Здесь Маркс устанавливает, что капиталисты по отношению к рабочему классу экономически выступают как единый класс. Именно поэтому одна только экономич. борьба рабочего класса не может освободить его от эксплуатации.
Развитие производит. силы обществ. труда, с помощью к-рого капиталисту удается увеличить произ-во прибавочной стоимости, приходит в противоречие с отношениями эксплуатации. Основой периодич. кризисов перепроизводства является антагонистич. противоречие между обществ. характером произ-ва и частнокапиталистич. формой присвоения. Это – основное противоречие капитализма.
Исследованием законов движения капитала в с. х-ве заканчивается изучение капиталистич. произ-ва в его относительно самостоятельных составных частях и в их взаимосвязанном совокупном движении. Далее Маркс намеревался сформулировать наиболее существенные определения экономич. отношений произ-ва, распределения, обмена и потребления. Это дало бы возможность для строго науч. определения классов, а также раскрытия общей природы политич. надстроек и прежде всего гос-ва. Однако Маркс не успел завершить этот анализ.
Первые три тома "К." содержат анализ законов капиталистич. способа произ-ва. В 4-м т. ("Теории прибавочной стоимости") дается критич. анализ бурж. политич. экономии. Науч. теория капитализма создала необходимые условия для рассмотрения всех предшеств. "К." представлений о капиталистич. произ-ве. Оценка предшеств. теории была возможна только на основе новой теории, раскрывающей сущность исследуемого предмета. "К.", как логич. модель самодвижущегося процесса, впервые позволил создать науч. теорию развития представлений о капиталистич. произ-ве. В 4-м т. "К." Маркс, показав, каким образом представления агентов бурж. произ-ва с необходимостью приобретают классовый характер, доказал, что история развития экономич. теорий есть история развития и борьбы представлений определ. классов.
Экономич. учение Маркса, с наибольшей полнотой разработанное в "К.", представляет собой экономич. обоснование историч. неизбежности социалистич. революции и диктатуры пролетариата. Ленин указывает, что "...неизбежность превращения капиталистического общества в социалистическое Маркс выводит всецело и исключительно из экономического закона движения современного общества" (Соч., т. 21, С. 54). Поэтому "К." с момента своего появления и до наших дней вызывает яростные атаки защитников капитализма и его мелкобуржуазных "критиков". "К." в течение почти столетия стоит в центре идеологической борьбы между пролетариатом и буржуазией. Все попытки "опровержения" "К." неизбежно терпят крах. В условиях последней стадии капитализма – империализма, идеи "К." получили дальнейшее развитие в трудах Ленина. Как указывается в Программе КПСС, "развитие мирового капитализма и революционной борьбы рабочего класса полностью подтвердило правильность марксистско-ленинского анализа капитализма и его высшей стадии – империализма..." (1961, с. 7–8).
Теория исторического материа-лизма в "Капитале". Материалистич. понимание истории стало возможным лишь на определ. ступени развития общества. Капиталистич. произ-во создало необходимые условия для познания процесса развития общества именно в силу своей особой социально-экономич. природы. Капитализм устраняет натуральный характер произ-ва. Индивидуальные капиталы, взаимообусловли-вающие друг друга своими кругооборотами, образуют единый обществ. капитал. Движение обществ. капитала выступает по отношению к каждому члену общества как внешняя принудит. сила, определяющая его действия. Поэтому становилось все более очевидным, что развитие общества не определяется сознанием людей, а есть объективный процесс. При капитализме особую функцию приобретает такой объективный фактор обществ. произ-ва, как товар. Он становится всеобщей формой продукта труда. Анализ движения товара показывает, что законы взаимодействия людей не определяются их сознанием. Маркс, взяв товар в качестве исходного момента своего исследования, смог воспроизвести в идеальной форме те реальные связи, в к-рые вступают люди в капиталистич. обществе. Сознание при этом выступает как форма идеального воспроизведения реального процесса.
Анализируя движение товаров, Маркс открыл особую обществ. форму труда. Это позволило определить конкретно-историч. форму процесса труда и сущность производств. отношений. Маркс сделал важный для историч. материализма вывод, что всякий процесс производства "...есть одновременно и процесс производства материальных условий существования человеческой жизни, и протекающий в специфических историко-экономических отношениях производства процесс производства и воспроизводства самих производственных отношений..." ("Капитал", 1955, т. 3, с. 831– 832). Процесс же произ-ва материальных благ есть не что иное, как процесс труда. Процесс труда служит основой жизни и развития человека. Только в нем человек регулирует обмен веществ между собой и природой. "Воздействуя ... на внешнюю природу и изменяя её, он в то же время изменяет свою собственную природу" (там же, т. 1, с. 184). При этом процесс труда предполагает идеальное воспроизведение тех связей, в к-рые человек с необходимостью вступает с орудиями и предметами труда. "В конце процесса труда получается результат, который уже в начале этого процесса имелся в представлении работника, т.е. идеально" (там же, с. 185). Иными словами, сознание в процессе труда есть не что иное, как идеальное воспроизведение материальных моментов процесса труда и их взаимодействий. Это и придает целесообразный характер труду. Тем самым Маркс показал природу сознания и его роль в деятельности человека. Он доказал, что сознание людей определяется их материальной деятельностью. Человек может совершать свою трудовую деятельность только в обществе. Труд отдельного человека есть лишь составная часть обществ. процесса труда. Маркс раскрыл обществ. природу процесса труда, к-рая обусловливает распределение, обмен и потребление произведенных в обществе продуктов. обществ. произ-во, как показал Маркс, всегда состоит из непосредств. процесса произ-ва, распределения, обмена и потребления. Воззрения домарксовских социологов и экономистов были основаны "... на смешении и отождествлении общественного процесса производства с простым процессом труда, который должен совершать... искусственно изолированный человек...." (там же, т. 3, с. 897). Непонимание обществ. природы процесса труда не давало им возможности раскрыть отношения людей в непосредств. процессе произ-ва. Они признавали лишь отношения потребления, обмена и распределения. Распределение условий произ-ва бралось ими в качестве главного историч. фактора экономики. Но само оно при этом не могло быть объяснено ничем иным, как историч. случайностью, насилием и т.п. Все это не давало возможности познать объективные законы развития произ-ва, его решающей роли в истории. Маркс, опираясь на анализ обществ. процесса труда, впервые выделил экономич. отношения людей в непосредств. произ-ве и показал отличие их от отношений распределения, обмена и потребления. Экономич. отношения были поняты как такие взаимные функции людей в непосредственном произ-ве, к-рые отличны от их трудовых функций. Они и определяют отношения распределения, обмена и потребления. Т. о., была установлена структура обществ. отношений, присущая всякому способу произ-ва. "К." является основной работой Маркса, в к-рой конкретно исследуется развитие процесса труда и экономич. отношений в их взаимной обусловленности. Изменение производит. сил, развитие процесса труда в конечном счете и определяют возникновение нового способа произ-ва. Исследование взаимосвязи производит. сил и производств. отношений показало, что производит. силы приобретают новые качества и развиваются лишь при наличии соответствующих производств. отношений. В "К." было всесторонне исследовано, каким образом производств. отношения активно влияют на изменение характера процесса труда.
Огромное значение для теории историч. материализма имеет конкретное раскрытие в "К." того факта, что производит. силы данного способа произ-ва качественно отличаются от производит. сил других эпох. Так, совокупный рабочий и машины характеризуют производит. силы капиталистич. способа произ-ва, в отличие от всех предшествующих. При этом было объяснено, каким образом особое качество орудий труда определяет характер рабочей силы и общественно-комбинированную форму всего процесса труда. В "К." было доказано ранее высказанное Марксом положение о зависимости производств. отношений от характера и уровня производит. сил.
Маркс объяснил, что на основе комбинированного машинного процесса труда с отделением умств. труда от физического образовались собственно капиталистич. производств. отношения, характеризующиеся реальным подчинением труда капиталу. Изменение формы процесса труда от простой кооперации через мануфактуру к машинному труду определяло эволюцию экономич. отношений капитализма. В простой кооперации и даже в мануфактуре капиталу еще не удалось добиться реального подчинения рабочего – подчинить себе все его рабочее время. Причина этого заключалась в том, что рост производительности труда в кооперации и мануфактуре имел своей основой рабочую силу как таковую. В этот период капиталисты вынуждены были прибегать к внеэкономич. средствам принуждения, к помощи гос-ва. Лишь с появлением машин отношение между капиталистом и рабочим приняло характер полного подчинения труда капиталу. Объяснялось это тем, что система машин представляет собой объективную структуру средств труда, существующую помимо отдельного рабочего и независимо от него, превращающую его "...в одарённый сознанием придаток частичной машины..." (там же, т. 1, с. 489). Тем самым Маркс доказал, что переворот в обществ. способе произ-ва представлял собой необходимый продукт преобразования средств производства.
Далее Маркс показал, что каждый способ произ-ва имеет свою систему законов, определяющую движение произ-ва в целом. Эта система законов есть конкретная форма выражения взаимодействий производит. сил и производств. отношений на определ. ступени развития общества. Производит. силы в этом динамич. единстве двух сторон способа произ-ва постоянно играют революционизирующую роль. "...Капиталистический способ производства заключается именно в его тенденции к абсолютному развитию производительных с и л..." (там же, т. 3, с. 268). Вследствие этого капиталистич. способ производства "...вступает в конфликт со своим дальнейшим развитием" (там же, с. 252). Это антагонистич. противоречие приводит капитализм к гибели и замене его новым способом произ-ва.
Доказанный в "К." тезис, что развитие материального произ-ва, а следовательно, и всего общества определяется объективными законами, независящими от воли и сознания людей, имел решающее значение для превращения историч. материализма из гипотезы в науку.
"...Со времени появления "Капитала", – писал Ленин, – материалистическое понимание истории уже не гипотеза, а научно доказанное положение..." (Соч., т. 1, с. 125).
Познание процесса развития общества позволило Марксу установить действит. место и роль человека в историч. процессе. Система взаимодействия субъективных и объективных факторов выступает по отношению к каждому человеку как историч. необходимость. Она определяет не только все действия людей, но и их представления, идеи и т.д. Маркс впервые показал, что творческий характер деятельности людей состоит не в том, что они изменяют мир по своему произволу, а в том, что люди являются творцами в той степени, в какой благодаря их деятельности осуществляется закономерный процесс обществ. развития. Основу преобразующей деятельности человека составляет процесс труда, предполагающий человеч. деятельность в качестве необходимого условия своего осуществления. Именно эта особенность человеч. деятельности и есть объективное содержание ее преобразующего или творческого характера. Это открытие позволило рассмотреть сознание как момент творческой деятельности человека. Активность сознания состоит не в том, что оно является причиной изменений, совершаемых человеком в процессе труда. Сознание, как и сама деятельность человека, обусловлено обществ. необходимостью. Однако последняя, прежде чем реализоваться в процессе труда, должна быть отражена сознанием.
Преобразующая деятельность человека является необходимым моментом движения не только процесса труда. Люди осуществляют социально-экономич. процесс, ставя перед собой определ. цели. Не только моменты процесса труда, но экономич. отношения воспроизводятся так или иначе в сознании и принимают форму идеального мотива. Так, объективное содержание процесса возрастания стоимости принимает форму субъективной цели капиталиста – присвоения прибыли. Целью производств. деятельности рабочего является получение заработной платы. И цель капиталиста, и цель рабочего суть превращенные идеальные формы тех отношений, в к-рых они находятся. При этом и процесс труда, и обществ. производств. отношения воспроизводятся и развиваются только через данные формы целевой деятельности. обществ. производство антагонистич. формаций делает превращенное представление неизбежным содержанием цели всякой человеч. деятельности. Данная фетишизация, как и "религиозное отражение действительного мира, может вообще исчезнуть лишь тогда, когда отношения практической повседневной жизни людей будут выражаться в прозрачных и разумных связях их между собою и с природой" ("Капитал", т. 1, с. 86).
Анализ человеч. деятельности и факторов, ее определяющих, позволил Марксу решить проблему свободы и необходимости в обществ. развитии. При капитализме "... отношения людей в общественном процессе производства чисто атомистические. Вследствие этого их производственные отношения принимают вещный характер, независимый от их контроля и сознательной индивидуальной деятельности" (там же, с. 100). Они выступают по отношению к каждому отдельному агенту произ-ва как внешняя принудит, сила. Такая форма проявления обществ. необходимости делает каждую личность несвободной в своих действиях. Однако обществ. условия не одинаково господствуют над представителями различных классов. Капиталист – это "... олицетворённый, одарённый волей и сознанием капитал" (там же, с. 159). Все те отношения, к-рые проявляются в движении индивидуального капитала, принимают форму целевой деятельности капиталиста. Капиталист в этом процессе свободен, т.к. его деятельность есть реализация личной цели. Напротив, целесообразная деятельность рабочего класса подчинена цели и деятельности господствующего класса и совершается пролетариатом под экономич. и внеэкономич. принуждением.
Маркс проследил, каким путем имманентные законы капиталистич. произ-ва проявляются в движении капиталов, как они в виде движущих мотивов достигают сознания отдельных агентов произ-ва и через их деятельность осуществляются. Это дало ему возможность установить структуру общества, постоянно воспроизводимую в конкретно-историч. форме. Маркс доказал, что "совокупность... производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определенные формы общественного сознания", что "способ производства материальной жизни обусловливает социальный, политический и духовный процессы жизни вообще" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 13, с. 6–7). В "К.", следовательно, Маркс впервые показал, как способ произ-ва, обусловливая качеств. особенности всей обществ. структуры, придает обществу определенность конкретно-экономич. формации. Т. о., Маркс, проанализировав в "К." закономерность самодвижения конкретно-исторической формы обществ. развития, разработал теорию историч. материализма. До Маркса человечество пыталось объяснить мир, Маркс показал, как можно и необходимо изменить его.
Исследование производств. отношений капитализма раскрыло объективное положение различных классов в системе капиталистич. произ-ва, неизбежность непримиримого антагонизма классовых интересов буржуазии и пролетариата, движущие силы классовой борьбы в бурж. обществе. Ленин указывал, что весь "К." посвящен выяснению той истины, что основными силами капиталистич. общества являются и могут являться только буржуазия и пролетариат: буржуазия – как строитель этого общества, как его руководитель, как его двигатель; пролетариат – как его могильщик, как единственная сила, способная сменить его. Выяснение историч. миссии рабочего класса положило конец утопич. представлениям о "внеклассовом" социализме, распространенным до возникновения марксизма. Это обстоятельство имеет огромное актуальное значение в совр. условиях, когда в экономически слаборазвитых странах, завоевавших независимость, вновь создаются различные варианты "внеклассового" социализма, отвергающие идею о гегемонии пролетариата в борьбе за социалистич. преобразование общества. Существование классов было известно историкам и экономистам, выступавшим до Маркса. Но только Маркс создал подлинно науч. теорию классов и классовой борьбы, раскрыв, что существование классов связано с определенными историч. фазами развития произ-ва и классы различаются своим положением в данной системе обществ. произ-ва, что классовая борьба в капиталистич. обществе неизбежно ведет к диктатуре пролетариата, к-рая, в свою очередь, составляет переход к уничтожению всяких классов, к бесклассовому коммунистич. обществу. Проблемы научного коммуниз-м а в "Ка п и т а л е". Открыв законы движения капиталистич. способа произ-ва, Маркс установил, что они с необходимостью ведут к превращению капитализма в новую общественно-экономич. формацию – коммунизм. С одной стороны, в капиталистич. воспроизводстве постоянно осуществляются специфич. изменения процесса труда. Они выражаются в непрерывно возрастающей концентрации общественно-комбинированного процесса труда, в постепенном превращении различных форм человеч. трудовой деятельности в общественно-комбинированный процесс труда, подчиненный капиталу; в постоянном росте связей между всеми процессами труда в движении обществ. капитала. Предвидение Марксом возникновения общественно-комбинированного процесса труда в масштабах общества явилось одним из важнейших открытий, позволивших научно определить общую природу коммунизма. С другой стороны, как показал Маркс, развитие капиталистич. произ-ва воспроизводит в расширяющемся масштабе капиталистич. производств. отношения и присущие им противоречия.
Поскольку же капиталистич. производств. отношения определяются обществ. формой процесса труда, историч. тенденцией к-рого является превращение в общественно-комбинированный процесс труда в масштабах общества, постольку в капиталистич. воспроизводстве возникают два взаимосвязанных процесса. Во-первых, все возрастающая концентрация капитала приводит к усилению господства капитала над трудом, к росту степени эксплуатации. "Противоречие между всеобщей общественной силой, в которую превращается капитал, и частной властью отдельных капиталистов над этими общественными условиями производства всё более развивается в кричащее противоречие..." ("Капитал", т. 3, с. 275). Вместе с тем концентрация произ-ва объединяет рабочих во все большие массы, а рост эксплуатации ведет к усилению их борьбы. Эта борьба рабочего класса направлена против таких обществ. отношений, при к-рых непосредств. производитель как субъект все более обобществляемого труда не является субъектом произ-ва. Во-вторых, расширенное воспроизводство обществ. капитала воспроизводит в расширяющемся масштабе и противоречия между производств. отношениями и производит. силами. Усиление эксплуатации наемных рабочих достигается развитием обществ. производит. сил, что, в свою очередь, вызывает рост обобществления процесса труда и обострение противоречий между рабочим классом и классом капиталистов. На определ. ступени развития капитал вступает в неразрешимое противоречие со средствами своего самовозрастания. Наступает эпоха пролетарских революций.
Развитие противоречий между ростом обществ. характера процесса труда и капиталистич. производств. отношениями определяет единственный способ их разрешения – образование общественно-комбинированного процесса труда в масштабах общества и революц. превращение рабочего класса в коллективного субъекта обществ. произ-ва. Условия произ-ва превращаются "... во всеобщие, коллективные, общественные условия производства" (там же).
Это кладет конец всем формам эксплуатации. Т.о., пролетариат, как доказал Маркс, является борцом против классовых антагонистич. производств. отношений вообще. Исследование развития противоречий капитализма и историч. тенденции их разрешения делает "К." теоретич. оружием в борьбе с совр. ревизионизмом. "К." дает науч. основу для разоблачения попыток ревизионизма доказать смягчение классовых противоречий в совр. капиталистич. обществе. "...Развитие современного капитализма подтверждает правильность марксистско- ленинского учения о нарастании противоречий и антагонизмов капиталистического общества, об обострении в нем классовой борьбы" (Программа КПСС, 1961, с. 52). Теория науч. коммунизма показывает полную несостоятельность ревизионистских утверждений о врастании капитализма в социализм без революц. ломки бурж. производств. отношений. Разрешение присущих капитализму противоречий означает установление общественно-комбинированного процесса труда в масштабах общества и возникновение обществ. субъекта произ-ва. Этот вывод Маркса разоблачает и совр. дюрингианские и анархосиндикалистские представления о социализме как конгломерате самостоят. кооперативных предприятий.
Рабочий класс, уничтожая капиталистические производств. отношения, перестает быть носителем этих отношений. Став коллективным субъектом произ-ва, он ликвидирует стоимостные отношения, поскольку они отделяют непосредств. производителя от средств произ-ва и превращают его рабочую силу в товар. Маркс предвидел необходимость на первой фазе коммунизма распределения продуктов между произво-дителями в соответствии с качеством и количеством труда. Однако Маркс доказал, что в обществе, где собственником средств произ-ва является народ, с необходимостью исчезают такие отношения, при к-рых продукты труда являются средством привлечения непосредств. производителя к производству другим классом, классом эксплуататоров. Из коммунистич. общества исключаются отношения найма рабочей силы, заработной платы и т.п. как отношения между двумя различными экономич. субъектами. А закон роста производительности труда превращается в абсолютный закон коммунистич. произ-ва.
Маркс показал, что противоположность между городом и деревней, между умств. и физич. трудом есть выражение классово-антагонистич. отношений. Поэтому в "К." делается вывод, что в коммунистич. обществе, где субъектом произ-ва является коллектив ассоциированных производителей, будут ликвидированы не только противоположность, но и существ, различия между городом и деревней, между трудом умств. и физич. При коммунизме отмирает также порабощающее человека обществ. разделение труда, свойственное капитализму. обществ. процесс труда при коммунизме будет представлять собой совместную планомерную деятельность всех членов общества в связанных между собой процессах труда. Это "...союз свободных людей, работающих общими средствами производства и планомерно расходующих свои индивидуальные рабочие силы как одну общественную рабочую силу" ("Капитал", т. 1, с. 84–85). Средства производства "...перестают быть средствами частного производства и продуктами частного производства и могут быть средствами производства лишь в руках ассоциированных производителей, т.е. их общественной собственностью, как они являются их общественным продуктом" (там же, т. 3, с. 452). Произойдет "...превращение средств труда в такие средства труда, которые допускают лишь коллективное употребление, экономизирование всех средств производства путём употребления их как средств производства комбинированного общественного труда..." (там же, т. 1, с. 766). Средства труда в масштабах общества будут определять и процесс труда в этих масштабах.
Маркс доказал, что коммунизм несет изменение не только произ-ва как такового, но и распределения и потребления, а обмен продуктами при коммунизме уступает место обмену деятельности в масштабах общества. Поскольку обществ. процесс труда предполагает строго определенные качеств. и количеств. отношения между субъективными и объективными факторами в произ-ве, распределении, обмене и потреблении, то регулирование данных отношений становится моментом сознат. трудовой деятельности, частью совокупной производств. деятельности всех производителей. обществ. процесс труда сосредоточивает в ассоциированном обществ. производителе не только трудовые, но и экономич. функции. Непосредств. производитель превращается в коллективного субъекта обществ. произ-ва. Процесс же произ-ва принимает форму сознательной планомерной деятельности ассоциации свободных производителей.
Превращение производителей в коллективного субъекта непосредств. процесса коммунистич. произ-ва обусловливает качественно новые отношения распределения. Всякая потребность личности при коммунизме может быть удовлетворена только как обществ. потребность и только на основе развития обществ. произ-ва. Такой характер отношений потребления позволит удовлетворять всех по потребностям. Коммунизм, делая производителей коллективным субъектом произ-ва, исключает проявления отношений людей через отношения вещей. Экономич. отношения выступают как отношения между членами единого коллектива в произ-ве, распределении, обмене и потреблении. Поэтому они не принимают превращенных форм в сознании и осознаются как таковые. Поскольку же носителем трудовых и экономич. функций является коллективный производитель, то его производств. деятельность превращается в самодеятельность. Цели и задачи, к-рые ставит себе человек, являются целями и задачами общества. Это побуждает к творческому участию в произ-ве и в обществ. жизни всех производителей. Именно здесь, как указывал Маркс, коммунизм открывает безграничный источник роста производительности труда и темпов развития обществ. произ-ва. Все те ограничения, к-рые классово-антагонистич. общество накладывало на личность, при коммунизме отпадают. Личность освобождается от них потому, что коммунистич. общество предполагает такие отношения людей, к-рые могут осуществляться только посредством самодеятельности членов коммунистич. общества. Поэтому, подчеркивал Маркс, только самодеятельность людей в обществ. коллективе создает реальные предпосылки для всестороннего развития личности.
XXII съезд КПСС, опираясь на анализ Маркса и обобщая опыт коммунистич. строительства, дал развернутое науч. определение коммунизма: "Коммунизм – это бесклассовый общественный строй с единой общенародной собственностью на средства производства, полным социальным равенством всех членов общества, где вместе с всесторонним развитием людей вырастут и производительные силы на основе постоянно развивающейся науки и техники, все источники общественного богатства польются полным потоком и осуществится великий принцип "от каждого – по способностям, каждому – по потребностям". Коммунизм – это высокоорганизованное общество свободных и сознательных тружеников, в котором утвердится общественное самоуправление, труд на благо общества станет для всех первой жизненной потребностью, осознанной необходимостью, способности каждого будут применяться с наибольшей пользой для народа" (Программа КПСС, с. 62).
В. Быков, Ю. Трубицын. Москва.
Логика "Капитала" – диалектико- материалистич. понимание форм и закономерностей развития мышления, сознательно примененное Марксом при разработке теоретич. содержания политич. экономии. "Если Maкс не оставил "Л о г и к и" (с большой буквы), то он оставил логику "Капитала", и это следовало бы сугубо использовать по данному вопросу" (Ленин В. И., Соч., т. 38, с. 315). В понимании предмета логики, объема и характера ее специальных проблем и способов их разрешения Маркс сознательно исходил из тех достижений в области этой науки, к-рые были основным историч. завоеванием нем. классич. философии, особенно философии Гегеля. Логика, предполагаемая "Капиталом" и применяемая при его создании, была исторически и по существу результатом критич. преодоления (переосмысливания) гегелевской логики с позиций материализма. "В "Капитале" применена к одной науке логика, диалектика и теория познания материализма [не надо 3-х слов: это одно и то же ], взявшего все ценное у Гегеля и двинувшего сие ценное вперед" (там же).
Логика Маркса принципиально противоположна гегелевской логике по своим исходным философским предпосылкам. Ее основой является материалистич. решение вопроса об отношении мышления (его форм и закономерностей) к действительности, в то время как Гегель в постановке и решении логич. проблем исходил из превратного (идеалистического) решения этого вопроса, изображая мышление в качестве демиурга мироздания, в качестве той активной силы, к-рая конструирует и оформляет внешний мир. Однако Маркс примыкает к той традиции в понимании логики, ее предмета и задач, к-рая составляла рациональное зерно нем. классич. философии, и особенно философии Гегеля, – к традиции, согласно к-рой основным содержанием логики становятся не столько "внешние формы мышления", коими только и занималась старая формальная логика, сколько, и прежде всего, всеобщие (универсальные) формы и закономерности развития "всех материальных, природных и духовных вещей", выражаемые в категориях диалектики. С этим и связано то положение, что логика "К." и есть диалектика как самое полное и глубокое учение о развитии, а диалектика и есть логика, т.е. учение, к-рое единственно и решает вопрос о том, что такое мышление, каковы его формы и каковы закономерности, управляющие его развитием. Поэтому изложить существо логики "К." – значит изложить материалистич. диалектику во всем объеме ее развитого содержания, развернуть систематич. изображение категорий диалектики не только со стороны их объективного содержания (т.е. содержания, независимого не только от мышления, но и от человека вообще), но и со стороны той активной роли, к-рую эти категории играют в процессе теоретич. познания, со стороны их логич. функции.
Основным принципом логики, применяемой в "К.", является принцип соответствия мышления с действительностью. Это обязывает рассматривать мышление не "само по себе", т.е. в отрыве, в абстракции от действительности, а как процесс превращения действительности в мысль. Действительность поэтому является важнейшей и притом специфической для логики категорией, т.к. мышление специфически отличается от всех других форм отражения окружающего мира в голове человека именно тем, что в мышлении человек сознательно, целенаправленно и систематически приводит свои представления к согласию с действительностью. Все другие формы отражения складываются более или менее стихийно и являются предметом исследования в психологии, физиологии, общей лингвистике и т.д. В мышлении человек отдает самому себе строгий отчет в способе и характере своих познават. действий, держит процесс отражения под контролем категорий, логич. форм, выражающих универсальные формы всего существующего, формы действительности, как внутренне расчлененного "единства во многообразии" (т.е. "конкретности"). Именно поэтому без категорий, выражающих универсальные формы и закономерности действительности, нельзя вообще ни понять, ни выразить "специфики мышления", а логика, замыкающаяся в рассмотрении т.н. "специфики мышления", т.е. рассматривающая мышление "само по себе", вне его отношения к действительности, в итоге не схватывает как раз искомой "специфики", подменяя логич. аспект исследования психологич., феноменологич., описательно-историч. или лингвистич. рассмотрением.
Логика "К." предполагает в то же время, что соответствие сознания с действительностью достигается через сложный диалектически противоречивый процесс развития понятий, категорий и выражается через форму восхождения от абстрактного к конкретному. Способ (метод) восхождения от абстрактного к конкретному – это прежде всего сознат. выражение такого закона, к-рому всегда и везде подчинялось и подчиняется развитие теоретич. познания действительности как единого, связанного во всех своих проявлениях целого, как объективного "единства во многообразии", находящегося в процессе возникновения, становления и развития. Будучи открыт философией в качестве "естественного закона" развития теории, путь восхождения от абстрактного к конкретному был использован Марксом при разработке политич. экономии как важнейший методологич. принцип развития определений. Основные черты этого метода (или логики развития определений), примененного в "К.", обрисованы Энгельсом в следующих словах: "При этом методе мы исходим из первого и наиболее простого отношения, которое исторически, фактически находится перед нами, следовательно, в данном случае из первого экономического отношения, которое мы находим. Это отношение мы анализируем. Уже самый факт, что это есть о т н о ш е н и е, означает, что в нем есть две стороны, которые о т н о с я т с я д р у г к д р у г у. Каждую из этих сторон мы рассматриваем отдельно; из этого вытекает характер их отношений друг к другу, их взаимодействие. При этом обнаруживаются противоречия, которые требуют разрешения. Но так как мы здесь рассматриваем не абстрактный процесс мышления, который происходит только в наших головах, а действительный процесс, некогда совершавшийся или все еще совершающийся, то и противоречия эти развиваются на практике и, вероятно, нашли свое разрешение. Мы проследим, каким образом они разрешались, и найдем, что это было достигнуто установлением нового отношения, две противоположные стороны которого нам надо будет развить и т.д." (Maркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 13, с. 497–98).
Главное достоинство логики "К." заключается в том, что процесс выведения категорий совершается в ходе анализа последовательного ряда фактов, в ходе движения мысли от факта к факту по пути систематич. углубления понимания их универсальной взаимосвязи. Последователь- ность перехода от анализа одного фактич. отношения к анализу другого фактически данного отношения при этом не произвольна (каковой она неизбежно становится при односторонне- индуктивном способе обобщения) и в то же время не формальна (каковой она становится при односторонне-дедуктивном выведении определений из априорно выставленных всеобщих аксиоматич. определений).
Логику "К." отличает непосредственное соединение (совпадение) индукции и дедукции, т.е. анализа фактов с анализом понятий. В общем и целом последовательность движения мысли от факта к факту (соответственно от определения к определению) обусловливается здесь историей становления и развития того конкретного целого, к-рое в данном случае выступает как предмет исследования. Характеризуя способ логич. "выведения" определений, примененных Марксом к разработке политич. экономии, Энгельс указывал, что "... этот метод в сущности является не чем иным, как тем же историческим методом, только освобожденным от исторической формы и от мешающих случайностей. С чего начинает история, с того же должен начинаться и ход мыслей, и его дальнейшее движение будет представлять собой не что иное, как отражение исторического процесса в абстрактной и теоретически последовательной форме; отражение исправленное, но исправленное соответственно законам, которые дает сам действительный исторический процесс..." (там же, с. 497).
Вместе с тем Маркс категорически предупреждал, что неправильно было бы развивать категории в той последовательности, "в которой они исторически играли решающую роль" и к-рая представляется естественной последовательностью историч. развития. Дело в том, что в науке воспроизводится не история "вообще", а только история той конкретно-историч. сферы действительности, к-рая непосредственно сделана объектом анализа, в данном случае – история одной, а именно капиталистич., обществ. формации. Поэтому "речь идет не о том положении, которое исторически занимают экономические отношения в различных следующих одна за другой общественных формах", (Маркс К., там же, т. 12, с. 734), а только о том месте, к-рое они занимают в становлении одной, исследуемой обществ. формы произ-ва. Это место и роль отд. категорий диктуются не "логическими" соображениями, а самим характером историч. процесса, его собственной диалектикой. Дело в том, что возникновение и развитие новой обществ. формы начинается не на пустом месте, а всегда на почве, созданной предшеств. развитием. Новое общество всегда имеет своей историч. предпосылкой "...производственные отношения всех отживших общественных форм, из обломков и элементов которых оно строится, частью продолжая влачить за собой еще непреодоленные остатки, частью развивая до полного значения то, что прежде имелось лишь в виде намека и т.д." (там же, с. 731).
Каждая новая форма произ-ва (как и каждое новое историч. образование в природе, в обществе, в мышлении) всегда имеет свое конкретно-историч. "начало", к-рое возникает во времени позже, чем его историч. предпосылки, а затем превращает эти предпосылки в зависимые от себя формы, меняя их место и роль в соответствии со своими требованиями. Поэтому роль и место таких категорий, как "торговый капитал" или "рента", могут быть поняты лишь после того, как понята "прибавочная стоимость", и ни в коем случае не наоборот, хотя во времени прибавочная стоимость возникла позже них. В категории капиталистич. способа произ-ва эти и подобные им категории превратились лишь тогда, когда процесс произ-ва прибавочной стоимости вовлек их в свою орбиту и превратил в подчиненные себе формы, т.е. в производные категории.
Т.о., "исправление" историч. последователь-ности развития определ. категорий совершается в "К." вовсе не в угоду "логическим" соображениям,а в соответствии с теми законами, к-рые дает сам действительный историч. процесс возникновения и вызревания исследуемой конкретно-историч. формы произ-ва. Данное положение имеет всеобщий, т.е. логич. смысл, и относится не только к исследованию капиталистич. формы произ-ва и даже не только к исследованию общественно-историч. явлений. Оно разрешает, на материале частного случая, всеобщую проблему логики как науки – проблему "начала" логич. исследования и последовательности его дальнейшего движения.
Если в "К." анализ начинается с товарной формы, то это отражает в логич. плане особенность исследуемого "целого", – тот факт, что только капиталистич. формация превращает товар во всеобщую экономич. определенность продукта. Сама по себе взятая, товарная форма продукта труда не связана непременно с капиталистич. организацией обществ. произ-ва. В качестве частной экономич. формы она свойственна и другим общественно-экономич. формациям. Однако ни в какой другой системе отношений произ-ва эта форма не становится всеобщим условием (и столь же всеобщим следствием) всех других форм произ-ва, обмена и потребления – "клеточкой" целого. В данном же случае товар составляет то "простейшее непосредственное бытие", к-рое лежит в основании всех остальных элементов системы. Конкретные теоретич. определения этой формы поэтому оказываются абстрактно-всеобщими определениями любой другой формы, развивающейся на ее основе, – самым "простым" и "абстрактным" определением исследуемого целого, всего развитого организма экономики капитализма.
С т. зр. логики важно, что абстрактно-всеобщее определение любой из особенных форм экономики образуется не путем формальной абстракции (отвлечения одинакового) от особенностей всех элементов системы, а через конкретный анализ одной особенной формы, через отражение особенности товара. "Если приходится анализировать "товар" – эту простейшую экономическую конкретность, – то надо оставить в стороне все отношения, не имеющие ничего общего с данным объектом анализа", – указывает Маркс, имея в виду прибавочную стоимость, заработную плату, прибыль и пр. категории (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 19, с. 384).
Товар, будучи "началом" всего процесса капиталистич. воспроизводства, одновременно оказывается той элементарной формой, к к-рой постоянно возвращается движение всех элементов произ-ва, то есть "концом", следствием совокупного движения системы. Ни капитал, ни рабочая сила не могут функционировать в качестве элементов системы, не превращаясь постоянно, в каждом цикле, снова в товар. Поэтому товар и кажется не только "началом", но и "целевой причиной" всего циклич. обмена веществ капиталистически организованного произ-ва. Всеобщее теоретич. определение системы в целом поэтому и отражает как "начало", так и "конечную цель" ее движения, а не просто абстрактно-общий признак всех элементов, всех особенных форм бытия данного целого.
В данном пункте явственно вырисовывается принципиальное отличие логики "К." от традиционной формальной логики в той части, к-рая касается отношения всеобщего к особенному и единичному. Всеобщее понимается здесь не как абстрактно-общее, а как конкретное теоретич. отражение закона (см. Всеобщее). Всеобщее в логике "К." отражает не абстрактное тождество всех явлений друг другу, а конкретное тождество (единство) этих явлений в составе конкретного целого, системы явлений, развившейся на одной и той же основе.
Конкретно-всеобщее единство явлений в составе системы включает в себя не только различия, но и противоположность этих явлений друг другу. Это – диалектически противоречивое тождество, осуществляющееся через переход, через превращение противоположностей друг в друга. Конкретно-всеобщее, в противоположность абстрактно-всеобщему, содержит в себе взаимоисключающие и одновременно взаимо-предполагающие определения, т.е. диалектич. противоречие, постоянно возникающее в движении и этим же движением постоянно разрешаемое.
Так, существо товарной формы произ-ва заключается в том, что каждый из продуктов этого произ-ва, каждый отдельный товар может принимать на себя одну из двух взаимоисключающих форм выражения стоимости – либо относительную, либо эквивалентную. Два товара, столкнувшиеся в обмене, должны по необходимости играть противоположные роли: "... Один товар, – тот, стоимость к о т о р о г о выражается, – непосредственно играет роль лишь потребительной стоимости, а другой товар – тот, в котором стоимость выражается, – непосредственно играет роль лишь меновой стоимости" ("Капитал", т. 1, с. 68). Каждый из них не в состоянии играть обе роли сразу, одновременно, ибо эти роли исключают друг друга. Тем не менее реальный обмен предполагает, что каждый из них и измеряет свою стоимость в другом, и служит материалом для ее измерения, то есть играет обе роли сразу. В этом диалектич. соединении противоположных экономич. форм внешне выражается не что иное, как скрытая в каждом из них внутренняя противоположность потребительной стоимости и стоимости. В отношении товара к товару проявляется диалектически противоречивое отношение товара к самому себе, т.е. имманентное противоречие формы стоимости.
Это противоречие простой формы стоимости и служит "логическим основанием" перехода от анализа товара к анализу денежной формы стоимости, что выражается теоретически в развитии понятия стоимости. "...Процесс обмена товаров заключает в себе противоречащие и исключающие друг друга отношения. Развитие товара не снимает этих противоречий, но создаёт форму для их движения" (там же, с. 110). Новая форма развития и движения противоречий – деньги. "Таков и вообще тот метод, при помощи которого разрешаются действительные противоречия. Так, напр., в том, что одно тело непрерывно падает на другое и непрерывно же удаляется от последнего, заключается противоречие. Эллипсис есть одна из форм движения, в которой это противоречие одновременно и осуществляется и разрешается" (там же, с. 110–11).
Маркс подчеркивает тем самым универсальный (логический) характер описанного хода мысли, хода развития теоретич. определений в согласии с развитием противоречий действительного движения. Противоречие здесь выступает уже не как свидетельство "неправильности", "ошибки" (как его толковала старая, недиалектич. логика), а как важнейший логич. принцип и форма развития определений, как принцип логич. перехода от факта к факту. Этот принцип только и обеспечивает объективность переходов от категорий к категории, то есть согласие развития определений с развитием действительности.
Так, анализ товарного обращения приводит к антиномии, к противоречию, к-рое не может быть устранено формальными средствами – за счет "уточнения понятий" – именно потому, что оно отражает действительно неразрешимое противоречие данной сферы капиталистич. произ-ва. Действительность "разрешает" это противоречие путем порождения новой формы экономич. отношений, создавая новую форму для движения выявленного противоречия. Теоретич. мышление, воспроизводящее действительность, должно, по Марксу, двигаться согласно той же логике. Определения, полученные в диализе товарного обращения, сталкиваются в противоречии, как только через них выражается факт произ-ва прибавочной стоимости. "Как ни вертись, факт остаётся фактом: если обмениваются эквиваленты, то не возникает никакой прибавочной стоимости, и если обмениваются не-эквиваленты, тоже не возникает никакой прибавочной стоимости", – формулирует Маркс итог анализа стоимости (там же, с. 170). Это значит: объективное исследование законов товарного обращения показало, что это обращение не заключает в себе условий, при к-рых возможен очевидный, бесспорный и всеобщий факт – возрастание стоимости капитала. Этим мысль направляется на поиск того недостающего условия, при к-ром обращение товаров превращается в фазу производства прибавочной стоимости. Это искомое условие, этот реальный факт должен, с одной стороны, соответствовать всем тем условиям, к-рые выявлены ранее, т.е. должен подчиняться всем законам обращения товаров. С другой стороны, он превращает обращение товаров в его собственную противоположность, в фазу произ-ва новой стоимости.
Маркс так формулирует задачу: прибавочная стоимость возможна без нарушения закона стоимости (как всеобщего закона всей системы) лишь при условии, если в действительности удастся найти новый факт, если "...посчастливится открыть в пределах сферы обращения, т.е. на рынке, такой товар, сама потребительная стоимость которого обладала бы оригинальным свойством быть источником стоимости, – такой товар, фактическое потребление которого было бы процессом овеществления труда, а следовательно, процессом создания стоимости" (там же, с. 173). Иными словами, в этом решающем пункте "дедукции" Маркс обращается вновь к эмпирии. На языке старой логики это значит, что дедуктивный ход мышления вдруг прерывается "индуктивным", а индуктивное рассмотрение рождает недостающее для дедукции звено, заполняет пробел в "логическом" движении мысли, не заполняемый формально.
Единственный товар, к-рый одновременно и "подводится" под закон стоимости и – без какого бы то ни было его "нарушения" – делает возможным и необходимым прямо противоречащий ему факт (прибавочную стоимость), – это рабочая сила. Потребление этого своеобразного товара есть одновременно произ-во товара вообще, т.е. стоимости. Снова обнаруживается совпадение противоположных определений в понятии факта как важнейшая логич. характеристика понятия. Здесь, как и везде при диалектич. развитии определений, теоретическое ("логическое") противоречие, парадокс оказывается формой постановки вопроса, проблемы, подлежащей конкретному разрешению путем дальнейшего исследования эмпирич. материала. Движение мысли по фактам здесь становится целенаправленным, строго последовательным, "дедуктивным", а переход от одной категории к другой – не произвольным, а объективно обусловленным. Такая "дедукция" становится возможной только потому, что в качестве ее основания лежит не "абстрактно-общее" определение, а понятие, заключающее в себе конкретное единство противоположных определений, т.е. конкретно-общее понятие.
В свете этого положения становится очевидной еще одна особенность "дедукции" категорий в "К.". Каждая последующая конкретная категория предстает как форма разрешения тех противоречий, к-рые были выявлены анализом в составе предшествующих ей категорий, и выступает как процесс усложнения той цепи опосредствующих звеньев, тех "метаморфоз", через к-рые должны проходить два первоначально выявленных полюса стоимости в процессе их взаимного превращения. Становление системы отношений (и выражающих их категорий) и предстает как процесс нарастания "напряжения" между двумя полюсами исходной категории. Путь взаимного превращения противоположностей товарной формы (т.е. потребительной стоимости и меновой стоимости) становится все длиннее и сложнее, все запутаннее. Взаимно тяготеющие друг к другу полюсные формы выражения стоимости все время остаются, однако, крайними точками, между к-рыми возникают все новые и новые формы отношений. Т.о., все особенные отношения и выражающие их категории предстают в ходе анализа как различия, возникающие внутри одной и той же конкретно-всеобщей субстанции, – капиталисти-чески организованного труда, как конкретные формы этой организации, как ее "модификации". Тем самым и сама категория субстанции (в данном случае ею оказывается труд, притом не просто труд, а исторически определенная его форма) предстает как внутренне-противоречивая категория, заключающая внутри себя необходимость порождения все новых "модусов", особенных форм своего развития и проявления. Любое понятие, как исходное, так и каждое последующее, характеризуется поэтому как конкретное единство противоположных определений, а не как слепое абстрактно-общее, не как простое отражение "одинаковости" ряда явлений. Всеобщее, т.е. закон, осуществляется в действительности (а потому и в логике понятий, эту действительность отражающей) через конкретное единство, т.е. через переход, через превращение противоположностей друг в друга. В силу этого всеобщее раскрывается через диалектически противоречивое единство (тождество) необходимости и случайности (напр., в анализе отношения стоимости и цен), сущности и явления (прибавочная стоимость и прибыль), качеств. и количеств. характеристик (конкретный и абстрактный труд) и т.д.
Иными словами, логику "К." составляет вся система категорий логики, т.е. универсальных определений природы, общества и самого мышления, понимаемых в их диалектически противоречивом единстве, в их переходах; диалектика, как наиболее развитое и полное учение о развитии через противоречия, – это и есть логика "К.". Поэтому систематич. изложение логики "К." и совпадает без остатка с систематич. изложением материалистич. диалектики.
Э. Ильенков. Москва.
Проблемы эстетики в "Капита-л е ". В "К." Маркс по-новому поставил ряд кардинальных проблем эстетики. Уже в ранних своих работах 40-х гг. Маркс в качестве исходной предпосылки построения всей своей филос. системы выдвинул новое материалистич. понимание человеч. труда. Маркс доказал, что в своем всеобщем содержании труд есть способ самопорождения и саморазвития обществ. человека в процессе предметно-практич. преобразования природы. На основе этой идеи впервые открылись возможности для теоретич. разрешения противоречия художеств, деятельности и материального труда. Уже в ранних своих работах Маркс выдвигает мысль о совпадении, диалектич. тождестве обществ. практики в ее универсальном развитии с творчеством "по законам красоты" (см. К. Маркс и Ф. Энгельс, Из ранних произведений, 1956, с. 566). Преобразуя предметы и явления внешнего мира по их собственным законам, по их собственной "мере", человеч. труд оказывается осуществлением не произвола, а самой естеств. закономерности. Преобразование внешних обстоятельств жизни совпадает с формированием человека как обществ. существа. Все эти определения человеч. труда в его отношении к природе и ее закономерностям, данные Марксом, имеют большое значение для эстетики, к-рая, начиная с Руссо и Канта, исходила в своих рассуждениях о красоте и других эстетич. феноменах из отношения к природе, строящегося на чистом чувств. созерцании, исходила из голого противопоставления человека и природы.
Имея в виду, что сущность, объективная природа человеч. труда предполагает такое положение, когда "...рабочий наслаждается трудом как игрой физических и интеллектуальных сил" ("Капитал", т. 1, с. 185), Маркс в то же время подчеркивает необходимость "целесообразной воли, выражающейся во внимании" в той мере, в какой труд утрачивает это свое органич. свойство. Поскольку смысл и интерес труда переносится с наслаждения самим его процессом на экономич. цель – заработок, постольку труд утрачивает свой свободный, эстетич. характер, отделяется от внутренних запросов личности.
С позиций нового понимания сущности труда Марксу удалось за специфич., особенной формой эстетич. деятельности – искусством – разглядеть ее всеобщую форму – творч. труд человека. Он показал, что именно внутри искусства – деятельности, преобразующей мир "но законам красоты" силой воображения – выражается всеобщее содержание труда как пути развития человеч. свободы, к-рое внутри самой предметной практики реализуется лишь как ведущая тенденция, осуществляющаяся в истории через тысячи отклонений и превратных форм. В "К." Маркс подвергает детальному науч. рассмотрению одну из таких превратных историч. форм обществ. развития – бурж. форму. Всесторонне исследуя экономич. структуру капиталистич. произ-ва, Маркс одновременно выясняет, в какое отношение к миру, созданному его собственным трудом, ставят человека данные историч. условия. Он выдвигает в "К." совокупность проблем, связанных с положением художеств. произ-ва в системе бурж. отношений. Причем художеств, деятельность выступает как своеобразный "эталон" общественно развитого отношения человека к предмету, в принципе несовместимый с отношениями, вырастающими на почве бурж. способа произ-ва.
"...Капиталистическое производство враждебно известным отраслям духовного производства, например искусству и поэзии" ("Теории прибавочной стоимости", ч. 1, 1955, с. 261). Эта мысль составляет один из существ, моментов марксистской критики бурж. строя. Уже во введении к "К критике политической экономии" Маркс указывал на то, что определ. периоды расцвета иск-ва "...не находятся в соответствии с общим развитием общества, а следовательно, также и с развитием материальной основы последнего, составляющей как бы скелет его организации" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 12, с. 736).
Капиталистич. способ произ-ва, к-рый в целом знаменует собой колоссальный шаг человечества вперед по пути прогресса, как раз в области эстетич. культуры утрачивает ценнейшие возможности для развития творч. сил человеч. личности, присущие рабовладельческому, феодальному и даже первобытнообщинному строю.
Докапиталистич. обществ. формации, для к-рых были характерны узко местные, патриархальные связи между людьми, создавали предпосылки для более целостного взгляда на мир, чем бурж. общество. В эти эпохи "...отдельный индивидуум не порвал ещё пуповины, связывающей его с родом или общиной, и спаян с ним столь же тесно, как отдельная пчела с пчелиным ульем" ("Капитал", т. 1, с. 341). Мелкое ремесленное произ-во создавало хотя бы ограниченные условия для выявления творч. потенций труда, "... для развития общественного производства и свободной индивидуальности самого работника" (там же, с. 764). В рамках же капиталистич. способа произ-ва впервые достигнутая универсальность обществ. связей человека с действительностью вступает в неразрешимое противоречие с ограниченной, лишенной творческой активности личностью, искалеченной бурж. разделением труда. Не случайно Маркс уподоблял человеч. прогресс в условиях классового общества тому "...отвратительному языческому идолу, который не желал пить нектар иначе, как из черепов убитых" (Маркс К. и Энгельс Ф., Соч., 2 изд., т. 9, с. 230).
Экономич. форма, в к-рой существует труд при капитализме, а также соответствующая ему форма потребления предмета, сводящаяся к частнособственническому обладанию им, в принципе не могут быть распространены на художеств. деятельность без того, чтобы не подорвать ее фундамента. Наемный труд предполагает прежде всего отделение всех материальных условий труда от непосредств. производителя. А это, в свою очередь, связано с буржуазно-антагонистич. формой разделения труда, с отделением от труда его духовных потенций, с опустошением живого труда, с господством мертвого овеществленного труда над живым, с подчинением обществ. сознания товарному фетишизму. Иск-во как раз противостоит всей системе этих отношений, т.к. отделение от художника предметных условий его деятельности является такой же бессмыслицей, как "экономическое отделение" от певца его голосовых связок. В этом и состоит по существу враждебность капитализма иск-ву.
Произведения иск-ва оказываются несводимыми к абстрактному труду, отвлекающемуся от своеобразия индивидуальных родов деятельности. Их потребительные стоимости не могут замещать друг друга, поскольку в их уникальности и неповторимости заключена вся их обществ. ценность. Поэтому в условиях бурж. экономики труд художника с необходимостью оказывается непроизводи-тельным: не обладая стоимостью, он не может служить источником прибавочной стоимости. А произ-во этой последней является единств, критерием производительности труда в бурж. обществе. "Мастер по роялям воспроизводит капитал, пианист же обменивает свою работу только на вознаграждение", и с этой т. зр. труд его является "столь же мало производительным, как и труд обманщика, производящего небылицы" (Marx К., Grundrisse der Kritik der politischen Ökonomie, M., 1939, S. 212, прим.).
Враждебность капитализма художеств. творчеству с не меньшей остротой проявляется и в сфере потребления. Тот способ отношения к предмету, к-рый предполагает мир художеств, ценностей, оказывается несовместимым с господством принципа частной собственности, согласно к-рому овладение предметом тождественно акту юридического обладания им. Само существование художеств, ценностей предполагает разностороннее развитие человеч. индивидуальности, оно адресуется к развитому эстетич. чувству. Поэтому потребление произведения иск-ва оказывается неотделимым от развития специфич. способности человека к активному освоению предмета, способности вести через предмет своеобразный диалог с его творцом на собств. языке иск-ва.
Произведения иск-ва всегда являются объектами обществ. интереса, и это качество заложено в самой их природе. Именно поэтому сама форма частного владения – единственно признанная в бурж. обществе – не может не выступать как форма, прямо противоположная природе иск-ва. Всей совокупностью отношений между творцом и потребителем художеств, продукта иск-во фактически разоблачает фетишизм бурж. понимания богатства, ибо "...если отбросить ограниченную буржуазную форму, чем же иным является богатство, как не универсальностью потребностей, способностей, средств потребления, производительных сил и т.д. индивидов... Чем иным является богатство, как не абсолютным выявлением творческих дарований человека, без каких-либо других предпосылок, кроме предшествовавшего исторического развития, делающего самоцелью эту целостность развития..." (Маркс К., Формы, предшествующие капиталистическому производству, 1940, с. 20).
Последоват. анализ противоречий развития художеств, деятельности в рамках бурж. способа произ-ва приводит Маркса к выводу о том, что и в этой сфере капитализм, доводя противоречия до крайней степени остроты, одновременно создает реальные предпосылки для их преодоления в коммунистич. обществе. Само материальное произ-во при капитализме все в большей степени превращает формирование всесторонне развитого творч. работника в насущную жизненную потребность. "...Крупная промышленность своими катастрофами делает вопросом жизни и смерти признание перемены труда, а потому и возможно большей многосторонности рабочих, всеобщим законом общественного производства... Она, как вопрос жизни и смерти, ставит задачу:... частичного рабочего, простого носителя известной частичной общественной функции, заменить всесторонне развитым индивидуумом, для которого различные общественные функции представляют сменяющие друг друга способы жизнедеятельности" ("Капитал", т. 1, с. 493). Эта задача может быть осуществлена только путем ликвидации капиталистич.частной собственности и преодоления антагонистич. формы разделения труда. Решение этой историч. задачи снимет все препятствия, связанные с превратностями социальной жизни, мешающие свободному развитию художеств, таланта. Коммунистич. обществу "...соответствует художественное, научное и т.д. образование индивидов в свободное для них время и средствами, сделавшимися доступными для всех" ("Grundrisse...", S. 593).
Л. Пажитнов. Москва.
При жизни Маркса и Энгельса (с 1867 по 1895) "К." был издан на 9 языках. Первым переводом трех томов "К." на иностранный язык был перевод на русский (соответственно 1872, 1885, 1896). В настоящее время (по данным на 1 янв. 1962) "К." издан на 40 языках. В СССР "К." опубликован на 16 языках общим тиражом 5 млн. 819 тыс. экз. "К." выходил в 80 городах мира.
Лит.: Розенталь M. M., Вопросы диалектики в "Капитале" Маркса, М., 1955; Ильенков Э. В., Диалектика абстрактного и конкретного в "Капитале" Маркса, [М. ], 1960; Розенберг Д. И., Комментарии к первому тому "Капитала" К. Маркса, М., 1961; его же, Комментарии ко второму и третьему томам "Капитала" К. Маркса, М., 1961; Реуэль А. Л., Предметный и именной указатель к первому тому "Капитала" К. Маркса, М., 1959; Лифшиц М., Карл Маркс и вопросы искусства, в его сб.: Вопросы искусства и философии, М., 1935; Mеринг Ф., Литературный образ у К. Маркса, в его кн.: Литературно-критические статьи, т. 2, М.–Л., 1934, с. 533–37.

Философская Энциклопедия. В 5-х т. — М.: Советская энциклопедия..1960—1970.



Философская энциклопедия 

"КАРЛ МАРКС ()" →← "К ХАРАКТЕРИСТИКЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОМАНТИЗМА"

T: 0.245447348 M: 4 D: 3